Все в жизни шло, как у многих.

Я вышла замуж по большой любви, стали жить одни – хлопоты благоустройства.

Прожили год и поняли: нам скучно, хотим слышать детский смех, и вот я забеременела.

Все девять месяцев я не работала, сидела дома, гуляла, пила витаминки и все такое. Муж меня от всего оберегал, мы очень ждали дня рождения нашей малютки, мы уже знали, что у нас будет девочка, что назовем ее Дашенька.

Но что все произойдет так, как произошло, мы, конечно, не знали.

Дашенька родилась 6 июля в теплый летний денек, никто и не подозревал, что ей предстоит пережить.

Уже к вечеру врачи поняли, что с ребенком что-то не так – у нее облезла кожа с пяточек. На следующий день ее отвезли в Находку. Там мы пролежали 10 дней, дочку мазали мазями и мотали бинтами, она так плакала, когда ей делали перевязки. Как же ей было больно.

Через 10 дней на вертолете нас перевезли во Владивосток, и уже там дерматолог поставил диагноз: “врожденный дистрофический буллезный эпидермолиз”. Тогда, услышав этот диагноз, я вообще не знала, как быть, как жить и чего ждать.

Через месяц нас отправили домой, так как что делать с нами, врачи не знали. Врачи, сами знаете, какие у нас бывают: и отказаться от ребенка предлагали, и обращались с ним как попало, – не хочу даже и вспоминать, как они могли такое предлагать!

И вот 8 августа мы были дома. Конечно, стало немного легче, легче от того, что помощи больше: родные люди были рядом и помогали все.

Много чего мы на нашем ребеночке перепробовали, многое – неправильно, но жить и ничего не пытаться сделать мы не могли.

Сейчас намного легче. Дашенька стала взрослее, а раньше даже мыть было страшно: распарится, ударит ножку об ножку, и уже волдырь! На руки ее почти никто не брал – все боялись ей больно сделать.

В 2010 году она пошла в школу. Первого сентября я очень переживала: новая обстановка, новые дети – как они её примут? Приняли, слава Богу, хорошо – дети любят ее, называют “наша маленькая Дашечка”, обнимают.

Учится она у нас отлично! Она у нас умничка.

Если бы только не эта болезнь… Как же она все терпит?! Эту боль. Тут прыщик сковырнешь – и то больно, а у нее каждая рана болит, а заживая, чешется. За что же им такое, нашим кровинушкам?

Вот, каждый день думаешь, когда же найдут метод эту болезнь навсегда излечить – так этого хочется!

То, что вы создали такой фонд, и люди могут общаться и делиться своим опытом – это очень хорошо!

 

Объёмы помощи

Им тоже нужна помощь

Помочь позже