Эта история о маме, которая не верит в совпадения, и о дочке, которой суждено было появиться на свет.

Меня зовут Алина, и я родила ребёнка от любимого мужчины. Не каждая может сказать то же самое, зато многие подтвердят, что их дитя было зачато случайно. Кира, моя дочь-золотая рыбка, была зачата случайно. Встретились двое, у одного автомобиль продан с госномером 721, у другой новый автомобиль с тем же номером. Мы оба воспринимали этот код, как талисман. Врачи говорили, что Кира родится в середине декабря, но дата её рождения, которую она выбрала сама - 27.11.2020. Сочетание тех самых цифр... Хотите верьте, хотите - нет, но я чувствую, что этот ребёнок обязательно должен был родиться. Сейчас отца Киры нет рядом, но не это в истории нашей рыбки главное.

После родов было страшно вглядываться в испуганные лица врачей. Меня спросили: "Видите, какая у девочки специфическая внешность?" Но я не могла понять, что не так, ясно было одно: Кира не может открыть глаза и только плачет. Диагноз поставили сразу, и вели речь о самой тяжёлой форме... Роды проходили в обычном роддоме, ведь ихтиоз не увидишь на УЗИ... Киру увезли в перинатальный центр к специалистам, а оттуда в институт акушерства. Первые трое суток, проведённые мной в роддоме в одиночестве, я испытывала всю гамму чувств, от счастья до ужаса, от спокойствия до истерики и пустоты - новорожденный должен быть рядом с мамой, а не ездить по Москве на скорой.

К великому счастью, Фонд нашёл нас - добро нашло нас! И стали происходить чудеса, сначала консультации со специалистами Фонда, потом переезд к дочке в волшебный институт, где знают, как бороться за стабильное состояние деток с генетическими кожными заболеваниями, наконец несколько недель усиленного ухода и исчезновение последних кусочков коллоидной плёнки, которая покрывала тело Киры!

Теперь мы дома, и уже привыкли к десятку кремов и масел изо дня в день, как и к изменениям на коже; и точно знаем, что наша история только начинается.

Помочь позже